?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Originally posted by shiropaev at Национальные меньшинства в УПА. О взаимоотношениях УПА с другими народами
Оригинал взят у volnodum в Национальные меньшинства в УПА. О взаимоотношениях УПА с другими народами




Украинская повстанческая армия действовала в основном на территориях, заселенных этническими украинцами. Однако во время своей борьбы она неизбежно сталкивалась с представителями других наций. Отношения с этими народами носили самый различный характер: от открытых вооруженных столкновений (с поляками) до совместного сопротивления правящему режиму.

В период всего движения сопротивления ОУН и УПА оказывали определенное психологическо-пропагандистское воздействие на представителей следующих национальностей (перечислены в порядке убывания количества мероприятий):

— русских, поляков, белорусов, словаков, чехов, румын;

— немцев (фольксдойче и этнических немцев), австрийцев, венгров;

— на служивших в немецкой армии итальянцев, литовцев, французов, бельгийцев, голландцев, югославов.

Пропагандисты из VI отдела ГК УПА составили рекомендации по ведению пропаганды с учетом особенностей национальной психологии немцев, поляков и русских. Работники пропагандистского аппарата использовали их при подготовке текстов листовок и статей для подпольной печати, в устной пропаганде.

Проводились акции пропагандистского характера, направленные на татар, грузин, армян, азербайджанцев, узбеков, казахов, туркмен, башкир, таджиков, выходцев с Северного Кавказа, чувашей, крымских татар, служивших в рядах немецких частей и Красной Армии, а также на лиц этих национальностей, воевавших в составе УПА.

Органы разведки УПА специально отслеживали те подразделения Вермахта и Красной Армии, где возникали конфликты, связанные с межнациональными и религиозными проблемами. Такие подразделения сразу становились объектом пропаганды повстанцев.

Кроме национально ориентированных, ОУН — УПА проводили акции пропагандистского воздействия на социально-экономические общности, например, обращенные к кубанским казакам (призыв Революционного комитета угнетенных народов «Кубанцы! Славные правнуки запорожских казаков!», листовка, июль 1944 г).

Формами воздействия на гражданское население иных национальностей были: распространение листовок, газет и другой печатной продукции, беседы, митинги, вечера вопросов и ответов, обращения и призывы.

Усиленное пропагандистское воздействие на словаков, чехов, румын, поляков, этнических немцев и австрийцев производилось во время рейдов. В ходе их методы устной пропаганды сочетались с воздействием печатными средствами, а кроме того огромное влияние оказывал сам факт существования и борьбы УПА как вооруженной силы украинского народа. Психологическое воздействие на иностранцев осуществлялось и косвенным путем. Например, в Венгрии корреспонденция о борьбе ОУН — УПА — УГОР направлялась в венгерские правительственные и другие учреждения, а также наиболее влиятельным представителям венгерского народа.

УПА и ОУН неоднократно обращались к таким этническим меньшинствам западно-украинских земель, как русские и белорусы. Призыв ГК УПА к русским «Русские!» (начало 1943 г.), распространенный в виде листовки и в периодической подпольной печати, говорил о необходимости восстановления свободной государственности этой нации. В других печатных материалах подчеркивалась угнетательская сущность власти Сталина и большевистской партии. Одновременно демонстрировалось стремление к добрососедским отношениям с восточно-славянскими народами (в том числе в обращении ГК УПА к белорусам «Белорусский народ!», декабрь 1943 г.). Почти в каждой листовке и в текстах устных воззваний говорилось о необходимости борьбы с «угнетателями и оккупантами», содержался призыв к вступлению в ряды УПА.

Велась пропаганда на бойцов национальных батальонов немецкой армии и полицейских частей (1943–44 гг.), на представителей разных национальностей в составе Красной Армии и внутренних войск НКВД.

Первый призыв к «батальонцам» ГК УПА издало в июне 1943 г. в виде листовок и статей в подпольной прессе (на русском языке), обращенных к грузинам. Впоследствии все призывы к грузинам и армянам печатались на национальных языках в подпольных типографиях Одессы, имевших соответствующие шрифты. В том же июне 1943 г., также на русском языке, были изданы в виде листовок призывы УПА к «Армянам и другим народам Кавказа», а также «К узбекам, казахам, туркменам, башкирам, татарам, народам Урала, Волги и Сибири, народам Азии».

В июле — августе 1943 г. УПА провела разовую пропагандистскую акцию среди казаков, служивших в немецкой армии. В июле была выпущена листовка «Кубанцы, потомки запорожских казаков», а также листовка, обращенная к донским казакам. В первых числах августа, когда в УПА появились первые казацкие перебежчики, их использовали для составления и распространения обращения «Братья казаки!». Эти листовки имели успех: в УПА начали формировать из перебежчиков две конные казачьи сотни. Казаки также оказали помощь в формировании украинских конных сотен, которые согласно приказу ГК УПА от 31 августа 1943 г. создавались при каждой группе (военной Округе) повстанческой армии. В ноябре 1943 г. обращение «Кубанцы! Славные правнуки запорожских казаков!» было издано повторно.

В сентябре 1943 г, также переиздавались обращениях грузинам и туркменам ( «Сыны Туркмении!»). Еще в одной листовке УПА обратилась к «казахам, башкирам, калмыкам, удмуртам». Через месяц пропагандистские листовки были распространены среди «узбекских аскеров» (октябрь 1943 г.) и таджиков. В ноябре 1943 г. среди азербайджанцев и горцев Северного Кавказа (мусульман) в составе национальных батальонов вермахта были распространены соответствующие листовки. В ноябре 1944 г. появились листовки натюркских языках (для узбеков и татар).

Все эти листовки содержали обращение к героическому прошлому этих народов, призывали к борьбе против московского империализма и объясняли, что немецкий империализм также не принесет освобождения. Поэтому УПА советовала «не умирать за империалистические планы Гитлера», а с оружием в руках переходить на сторону УПА и заодно нацеливала на совместную борьбу против сталинизма, ставя его в один ряд с фашизмом.

Следует особо подчеркнуть, что акции психологической войны ОУН — УПА, рассчитанные на служивших в вермахте представителей народов Востока, увенчались успехом. Перебежчики в достаточно большом количестве пополняли ряды УПА, что позволило создать из них национальные отделы.

Первыми (еще весной 1943 г.) примкнули к УПА татары. Они пополняли отделы УПА и не желали организовывать свои собственные подразделения. Волжские и крымские татары являлись убежденными врагами большевизма. Они сражались и с советскими партизанами, и с внутренними войсками НКВД.

В последующем на сторону УПА перешли многие бойцы национальных батальонов грузин, узбеков, армян и северокавказских народов. Они составили отделы грузин и узбеков (командиры Карло, Гогик и Ширмат). Уже в июле 1943 г. отдел, состоявший из грузин, армян и черкесов (входил в состав загона Крука на Кременеччине), отличился в боях с партизанами из соединения Михайлова в Сурозких лесах, возле села Теремное.

С осени 1943 г. в связи с непрерывным увеличением количества перебежчиков из них стали формировать новые части. Причем эти национальные части все чаще выступали под собственными национальными знаменами, получали командиров и политвоспитателей своей национальности. Смешанные в национальном отношении отделы стали распадаться, вместо них создавались однородные по этническому составу части. Первыми отделились азербайджанцы, которые прославили себя разгромом немцев в Гощинском районе в конце августа.

Апогеем пропаганды УПА явился переход в повстанческую армию целого азербайджанского батальона из города Здолбунова 29–30 октября 1943 г. Уже на следующий день он доказал свою боеспособность в бою у села Гочивка Острожского района, где разгромил карательную экспедицию районного ландвера.

Благодаря пропагандистской деятельности ОУН — УПА удалось провести Первую конференцию угнетенных народов Восточной Европы и Азии. Она состоялась 21–22 ноября 1943 г. на территории, занятой повстанческой армией. В работе конференции приняли участие, кроме украинской (5 человек), 12 других национальных делегаций: грузинская — 6 человек, азербайджанская — 6, узбекская — 5, армянская — 4, татарская — 4, осетинская — 2, белорусская — 2, казахов, чеченцев, кабардинцев, башкир, чувашей — по одному человеку, а всего 39 делегатов. Конференция приняла несколько политических и организационных постановлений, одобрила обращение «Ко всем народам Восточной Европы и Азии», в котором разъясняла политическое положение этих народов, задачи, стоящие перед ними и перспективы совместной борьбы. Материалы о работе конференции были немедленно опубликованы в печатных изданиях ОУН и УПА.

Кроме того, УПА вела пропагандистскую работу на итальянцев, бельгийцев, венгров, голландцев, итальянцев, литовцев, румын, словаков, французов, хорватов, чехов, служивших в частях вермахта либо привлеченных к работам военного характера на территории Украины. Реальным ее следствием стал фактический отказ представителей этих наций от борьбы с УПА. Многие из них перешли на сторону УПА, хотя и не создали своих национальных частей.

Последовательная политическая работа УПА среди союзников Германии привела, в частности, к тому, что летом 1943 г. немцам пришлось отозвать венгерские подразделения, противостоявшие УПА. Через год командование 6-й венгерской армии в Карпатах заключило с УПА договор о взаимном нейтралитете, который утвердило верховное командование венгерской армии. Делались также попытки заключить аналогичное соглашение между ГК УПА и румынской армией. Но переговоры провалились из-за взаимных территориальных претензий (споры из-за Буковины и Бессарабии).

Незадолго до вступления Красной Армии на территорию Западной Украины в УПА насчитывалось 15 национальных отделов различной численности — от сотни до куреня. Однако после начала борьбы УПА против советской власти среди них стали отмечаться факты измены. Например, к большевикам ушел целый азербайджанский курень во главе с командиром Чавли. Были случаи дезертирства отдельных бойцов.

Все же большинство национальных отделов осталось в рядах УПА и боролось против советской власти, НКВД и НКГБ. Ярким эпизодом этой борьбы стали бои в Гурбенских лесах, где отличились национальные отделы под командованием майора Ястреба — организатора и командира национальных сил УПА. Национальные части существовали в УПА почти до конца мая 1945 г. Затем ГК УПА после совещания с их командирами официально распустило эти формирования. При этом всем воинам-иностранцам было предоставлено право самим решать свою дальнейшую судьбу. Многие остались и дальше воевать вместе с украинцами.

В период борьбы повстанцев с коммунистами сколько-нибудь значительные политический акции в отношении национальных меньшинств в составе Красной Армии, внутренних войск НКВД и отрядов милиции не проводились. На то были веские причины. Во-первых, коммунисты противопоставили УПА войска, этнически однородные по своему составу (состоявшие в основном из русских). Во-вторых, советские политорганы осуществляли действенную контрпропаганду.

Из книги Сергея Ткаченко "УПА: тактика борьбы", глава четвертая "Психологическая война ОУН-УПА. Пропаганда на иностранцев"

Profile

Sir Humphrey
atytarenko
atytarenko

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek